Февраль 2015

ПРИМЕТЫ И СУЕВЕРИЯ

Известное дело, что охотники все без исключения суеверны, суеверны гораздо более, чем весь остальной народ. Однако нетрудно найти тому объяснение и причину: постоянное, по большей части уединенное, присутствие при всех явлениях, совершающихся в природе, таинственных, часто необъяснимых для людей образованных и даже ученых, непременно должно располагать душу охотника к вере в чудесное и сверхъестественное. Человек не любит оставаться в неизвестности. Видя или слыша что-нибудь необъяснимое для него своей очевидностью,’он создает себе фантастические объяснения и передает его другим. И вот создается множество фантазий, иногда очень остроумных, грациозных и поэтических, иногда нелепых и уродливых, но всегда оригинальных. Именно охотники первые начали создание фантастического мира, существующего у всех народов. Первый слух о лешем пустил, вероятно, лесной охотник; водяных девок, или чертовок, заметил рыбак; волков-оборотней открыл зверолов.

В больших лесах, пересекаемых глубокими оврагами, в тишине вечерних сумерек, утреннего рассвета, в безмолвии глубокой ночи крик зверя, птицы и даже голос человека изменяются и звучат другими, какими-то странными, неслыханными звуками. Вполне естественно, что какой-нибудь охотник, застигнутый ночью в лесу, охваченный чувством непреодолимого страха, который невольно внушает темнота и тишина ночи, услышав дикие звуки, искаженно повторяемые эхом лесных оврагов, принял их за голос сверхъестественного существа, а шелест приближающихся прыжков зайца — за приближение этого существа. Крик филина и маленьких сов особенной породы, который он слышал, может быть, и прежде, но который не походил на слышимые им теперь звуки в лесу, не мог ли показаться ему и хохотом, и стоном, и воем, и чем угодно?

Если же он, дрожа от страха, но подавляемый усталостью, как-нибудь засыпал или хотя бы дремал, то, без сомнения, грезил во сне тем же, чем был полон и волнуем наяву; дремота даже могла придать большей определенности образу неизвестного существа. С первыми лучами солнца, отыскав дорогу и возвращаясь домой, он чувствовал себя как будто изломанным, исщипанным и, увидев свое тело, покрытое пятнами, он легко мог приписать их щипанью или щекотанью того же сверхъестественного существа. Беднягу искусали крупные лесные муравьи или другие насекомые, но такое простое объяснение не приходит ему в голову. А так как событие происходило в лесу, то и дает он имя лешего его таинственному обитателю. Дома рассказывает он свою чудную повесть, показывает красные и синие пятна на своем теле; воображение рассказчика и слушателей воспламеняется, дополняет картину, и леший, или лесовик, получает свое фантастическое существование! Постепенно укрепляясь в народном ведении и веровании, принимает определенный образ и черты, иногда очень подробные и разнообразные.

Вода, преимущественно большая, в поздние сумерки и рано на рассвете, особенно в ночное время, производит на человека такое же действие, возбуждая невольный страх, как и дремучий лес. Внезапное движение и плеск воды, тогда как производящей его рыбы или зверя из-за темноты хорошенько разглядеть нельзя, могли напугать какого-нибудь рыбака, сидящего с удочкой на берегу или с сетью на лодке. Шум и движение в камыше или осоке, производимые уткой с утятами, даже прыгающими лягушками, могли показаться человеку с богатым воображением чем-то похожим на движение существа несравненно большего объема. Выпрыгнувшая из воды на берег или спрыгнувшая с берега в воду выдра, мелькнувшая неясным, темным призраком, могла отразиться в его воображении чем-то похожим на образ человеческий. «У страха глаза велики», — говорит пословица. Тогда почему же круглому, тупому рылу сома, высунувшемуся на поверхность воды и быстро опять в нее погрузившемуся, не принять контуры человеческой головы, которая всплыла на одно мгновение? Почему остроконечный нос и голова щуки или жереха не могли показаться локтем руки или каким-нибудь человеческим членом? Точно так же, как рассказывал лесной охотник о своих ночных страхах и видениях в лесу, рассказывает и рыбак в своей семье о том, что видел на воде; он встречает такую же веру в свои рассказы, и такое же воспламененное воображение создает таинственных обитателей вод, называет их русалками, водяными девками, или чертовками, дополняет и украшает их образы и отводит им законное место в мире народной фантазии; но как жители вод, то есть рыбы — немы, так и водяные красавицы не имеют голоса.

Нельзя ли таким образом объяснить происхождение и других народных суеверий? Впрочем, исследование этого интересного предмета не является объектом моего изучения. Я упомянул о нем только для того, чтобы объяснить, по какой причине охотники суевернее других людей. Вероятно, на основании таких суеверных понятий развилось множество примет и вера в колдовство, которой обладают более или менее все охотники.

В какой мере суеверны сегодня охотники, в какие старые приметы верят до сих пор, какие новые из них соблюдают в нынешнее время — время полетов в космос, всеобщей компьютеризации и мобильных телефонов?

Плохими приметами считаются:

1) Встреча с людьми недоброжелательными, по большей части имеющими будто бы дурной глаз, с людьми насмешливыми (озорниками), вообще с женщинами и, в особенности, со старухами. Выходя на какую бы то ни было охоту, охотник внимательно смотрит вперед и, увидев недоброго человека, сворачивает с дороги и обходит его стороной или пережидает, спрятавшись где-нибудь во дворе, так, чтобы идущие старая женщина или недобрый, ненадежный человек его не увидели. Если какая бы то ни было женщина, не примеченная охотником, неожиданно перейдет ему дорогу, охотник теряет надежду на успешную охоту, нередко возвращается домой и через некоторое время отправляется уже совсем в другую сторону, подругой дороге. Некоторые женщины знают эту охотничью примету, и потому, завидев идущего охотника, ни за что не перейдут ему дорогу, а дождутся, пока он пройдет или проедет. Замечательно, что эта примета не касается девиц.

2) Встреча с пустыми телегами также не предвещает успешной охоты, тогда как, напротив, полный воз сена, соломы или чего бы то ни было считается добрым предзнаменованием.

3) Крик ворона, филина и совы, если охотник услышит его, идя на охоту, не предвещает успеха.

4) Если кто-нибудь скажет охотнику, отправляющемуся наохоту: «Принеси крылышко», зверолову— «Принеси шерстки или хвостик», а рыбаку — «Принеси рыбьей чешуйки», то считается, что охота или рыбалка в этот день не будут удачными. Вышеприведенными словами часто нарочно дразнят охотников, из-за чего они очень сердятся. Для противодействия дурным встречам и предзнаменованиям есть довольно верное средство: охотник должен искупаться, выкупать собаку, а ястреба вспрыснуть водой.

5) Дробь или картечь, вынутые из тела убитой птицы либо зверя, имеют в глазах охотников большое значение; они кладут такие дробь или картечь, по одной, в новые заряды и считают, что такой заряд не может пролететь мимо.

6) Почти у всех охотников имеется такая примета: если первый выстрел — промах, если первая рыба сорвется с удочки или ястреб не поймает первой птицы, то вся охота будет неуспешна. Это зачастую происходит с охотниками вспыльчивыми, особенно с теми, кто имеет дело с ружьями, и случается по причине самой естественной: охотник разгорячится, а горячность ведет за собой нетерпение, торопливость, неверность руки и глаза, несоблюдение меры и неудачу.

Приметы личные, или частные, неисчислимы и не заслуживают особенного внимания, и потому я о них распространяться не стану; расскажу только один забавный пример. Я знал старика-охотника, весьма искусного стрелка, известного мастера отыскивать птицу тогда, когда другие ее не находят: он никогда не заряжал ружье, не увидев вначале птицу или зверя, поэтому его первая добыча весьма часто улетала или уходила без выстрела. Этот охотник был уверен, что если зарядит ружье дома или отправляясь на охоту, то удачи не будет.

И все же, несмотря на прошедшие полтора века, наши охотники и рыболовы по-прежнему верят в приметы; они довольно суеверны. Отправляясь на охоту, охотники далеко не случайно желают друг другу традиционные «Ни пуха ни Пера!», а, уезжая на рыбалку, — «Ни хвоста ни чешуи!».

БИ-7-2 BASIC

Малокалиберное оружие под патрон бокового боя (5,6 или .22) является популярным из-за своей простоты, а также дешевизны патронов. Его особенностью является уникальный затвор, позволяющий перезаряжать оружие с молниеносной скоростью. Механизм действия этого затвора — запирание в «мертвой точке»; аналогичный принцип запирания применялся в пистолетах «парабеллум» и пулемете «максим». Винтовки БИ-7-2КО получили индекс BASIC (англ. — «основной, базовый») и пользуются большой популярностью как в России, так и за рубежом. Прежде всего, BASIC начисто лишен каких-либо прицельных механических приспособлений. Обычно человек приобретает такую винтовку для развлекательных целей и первое, что он делает, — покупает оптический прицел. После его установки у 99 % людей не возникает желания вернуться к « механике », да и практической пользы в этом никакой нет. Вероятность того, что на «мелкашке» при ее крайне слабой отдаче выйдет из строя оптика, равна практически нулю, да и представить такую ситуацию, когда вместо поврежденного оптического прицела нужно использовать «механику», трудно. Для крепления оптики на ствольной коробке стоит планка типа WEAVER, очень надежный и удобный вид крепления. Это крепление, в зависимости от типа прицела, позволяет изменять его точку крепления ближе или дальше от дульного среза. Прицел располагается максимально близко к оси ствола, что тоже является несомненным плюсом. Сам ствол очень толстый, со следами ротационной ковки. Интересно, что ранее на винтовках были клейма, свидетельствующие о том, что винтовка заказана для североамериканского рынка известной фирмой ЕАА, и типично американская надпись: «Read owners manual before use».

Сотрудничество с компанией ООО «ТД «БРЕНД-ГРУП» началось с покупки резинотканевой транспортерной ленты, изготовленной, что очень важно, по ГОСТ 20-85. Хотел бы отметить высокий профессионализм и грамотность сотрудников компании, с которыми действительно приятно работать. Качество поставленной продукции высокое  и никаких нареканий не вызывает. В дальнейшем планируем продолжать сотрудничество. Более подробно об ООО «ТД «БРЕНД-ГРУП» можно узнать пройдя по ссылке.

Карабин получил более изящную по сравнению с БИ- 7-2 охотничью ложу с пистолетной рукояткой и прикладом типа «Монте-Карло». Приклад имеет удобный пластмассовый затыльник. Дерево ложи самое рядовое, без изысков, — светлая береза. Качество отделки хорошее. Винтовка очень легкая и удобная в обращении. При-кладистость хорошая. Миниатюрный пластмассовый магазин на пять патронов вставляется снизу ствольной коробки в специальное окно и фиксируется защелкой. На губках магазина есть специальная прорезь, облегчающая зарядку патронов .22LR, которые имеют закраину. Карабин комплектуется тремя магазинами. Предохранитель установлен в основании ограждения спускового крючка, в передней его части, и представляет собой флажок, перемещающийся в продольной плоскости оружия. Такое решение позволяет довольно быстро перевести оружие в боевое положение, а усилие на флажке нужно приложить достаточно большое, чтобы исключить случайное отключение предохранителя. На флажке предохранителя есть красная метка. Спусковой механизм нерегулируемый, усилие в пределах 0,5-1 кгс.

Затвор с кривошипно-шатунным (или рычажно-шарнирным) запиранием. Он имеет рычаг, рукоятку, шатун и затвор в сборе. Вертикальные оси вращения позволяют производить перезарядку без поворота рукоятки затвора, только прямым действием.

Карабин предназначен для стрельбы патронами, у которых среднее значение максимального эксплуатационного давления пороховых газов не более 180 Мпа. Ствольная коробка имеет неразъемное соединение со стволом. На испытаниях при стрельбе на расстояние 50 м сериями по 5 выстрелов БИ-7-2 BASIC показал отличный результат в плане точности. Как выяснилось, резервы повышения точности не исчерпаны, а данный результат лимитируется вашими собственными способностями.

Стрельба из винтовки очень комфортна и доставляет истинное удовольствие. Работа затвором очень удобна, можно стрелять, не отрываясь от прицела. Это качество ставит БИ-7-2 в один ряд с полуавтоматами, при этом сохраняя точность болтовых винтовок. Винтовка, несмотря на «игрушечность», присутствующую во внешнем виде (это характерно для всего малокалиберного оружия), отнюдь не кажется некрепкой. BASIC унаследовал отработанную и надежную конструкцию своей прародительницы — биатлонной винтовки.

ОХОТНИЧЬИ ОБЫЧАИ

Недавно появился новый сайт в инете http://777wins.ru

Это топовый обзор 15-ти онлайн казино 2014 года. По моему опыту игры в азартных заведениях — это, пожалуй один из самых верных, мною увиденных в рунете рейтингов… Есть казино с бездепозитными предложениями. Посмотрите и оцените сами.

Каждый охотник, и прежде всего, промысловик, должен следить за тем, чтобы во время охоты соблюдались не только законы и правила, но и хорошие старинные обычаи, традиции и привычки.

Основа охотничьих обычаев — это дисциплина, честность, дружелюбие, осторожность при стрельбе и в обращении с оружием вообще. Во время коллективной охоты это: порядочность, скромность, спокойствие, благоразумие и самообладание. Охотник не смеет поддаваться азарту, он всегда обязан помнить о правилах и о правах товарищей по охоте. Он должен быть порядочным по отношению к тем, кто охотится в соседних угодьях. И всегда с честью и благородством относиться к дичи.

Охотничьи команды и сигналы служат для поддержания порядка и правильной организации коллективной охоты, особенно в лесу. Они исполняются на рожках. Во время крупной охоты используются большие лесные валторны, которые трубачи носят подвешенными на левом плече.

Добытая дичь складывается в определенном месте, называемом «выложью».

Выкладкой добычи называется укладка ее аккуратными рядами после завершения охоты, что не только облегчает подсчет и опись дичи, но и создает определенную торжественную обстановку. Таким траурным ритуалом принято заканчивать каждую охоту, воздавая тем самым последнюю почесть добытым животным и выражая благодарность охотникам. На выкладке должны присутствовать все участники охоты — от стрелков до загонщиков. Сообщение руководителя охоты о ее результатах выслушивается с большим вниманием, собравшиеся стоят с обнаженными головами.

По старинной охотничьей традиции, в ряды дичь укладывают на правый бок, головами в направлении к тому месту, где стоят егерь, стрелки и гости. Выкладывают ее в соответствии с ценностью: прежде всего крупная пушная и пернатая дичь, затем мелкая, причем каждую десятую особь из ряда немного выдвигают вперед. За последним рядом стоят руководитель охоты с охотничьим персоналом или трубачи, а позади них — загонщики.

После окончания охоты охотники организуют в подходящем помещении так называемый последний круг, где беседуют, отдыхают, перекусывают.

Охотничий обломок — это небольшая обломленная (не отрезанная) веточка хвойного или лиственного дерева, которая применяется с целью передачи информации. Прежде всего используется как символ охотничьей удачи. Если дичь добыта индивидуально, охотник сам сделает себе такой обломок. Если же есть сопровождающий, он намочит веточку в крови добытой дичи и вручит стрелку, положив ее на верх охотничьей шляпы, которую держит в левой руке. Охотник прикрепит обломок к ленте своей шляпы. Подобный же обломок, только более крупного размера, кладется и на добытую дичь — как в лесу, так и на выкладке. Веточку вкладывают отстреленному копытному животному между зубами, а пернатой дичи — в клюв в качестве символической « последней потравы ».

Обломок вставляется в смертельную рану копытного животного.

Веточки укрепляют на своих шляпах охотники и тогда, когда провожают в последний путь своего товарища.

http://sdobychej.ru/ Tic/PR