ОХОТА НА КРУПНОГО ЗВЕРЯ В ЗАСИДКЕ

Кто из охотников не мечтает убить медведя или огромного кабана, чтобы трофей в виде шкуры или головы с: острыми клыками в течение многих лет напоминал о пережитых мгновениях? Очень распространенным и доступным способом охоты на этих зверей является охота в засидке. Охотник ожидает зверя, замаскировавшись либо па земле, либо на лабазе на дереве. Однако охота на крупных зверей уносит очень много человеческих жизней. Первая опасность — попасть в лапы рассвирепевшему раненому зверю, вторая — получить пулю от другого охотника, принявшего вас за зверя, если вы сидите на земле, и третья — самому подстрелить человека, спутав его в вечерних сумерках или ночью, при луне, с кабаном или медведем. Все три опасности в первую очередь угрожают тому, кто ленится или почему-то не любит делать лабаз или засаду на дереве. Правда, от рассвирепевшего медведя, кроме точного выстрела, спасения охотнику нет. Это не кабан, от которого можно забраться на метровый пенек. Медведь бегает быстрее охотника, по деревьям лазит лучше и быстрее, а будучи раненым, выбирает такое место для засады, что охотник приходит к нему прямо в лапы. Охотник, севший в засаду в середине или на краю овсяного или кукурузного поля, отпугивает зверя запахом. И в случае неудачного выстрела, заедания патрона или промаха остается во власти раненого зверя (даже кабана). В более выгодном положении находится охотник, сидящий на лабазе.

Кстати, лабаз надо делать прочный и комфортабельный, чтобы не вывалиться из него ночью. Многие боятся использовать для скрепления жердей веревку или проволоку потому, что они, якобы, очень сильно пахнут. Будто бы сам охотник, изрядно пропотевший жарким августовским днем, часто прокуренный до того, что не только медведь, а и некурящий человек учует его за десять метров, а иногда еще опрокинувший стопку водки, не отпугивает зверя своим «букетом» запахов. Поэтому остерегайтесь лишних запахов, стройте лабаз заранее, когда овес еще не поспел. Попросите подвезти вас к лабазу на телеге и прямо с нее лезьте на дерево. Овсяных полей, расположенных у леса, не так много, но не так много в медвежьих углах и охотников, а потому поля надо заранее распределить, чтобы меньше было шансов подстрелить друг друга в сумерках.

Охотник, старый медвежатник, сидел однажды на лабазе в ожидании зверя. Вскоре после захода солнца вышел медведь. Прицелившись ему прямо под лопатку, охотник выстрелил. Медведь заревел и бросился в лес. Охотник, спустившись с лабаза, на том месте, где стоял медведь, увидел кровь. В лесу след медведя почти не был виден, но капли крови указывали направление его перемещения. Вдруг охотник увидел, что зверь стал круто забирать вправо. Инстинктивно обернувшись назад, он увидел в пяти метрах от себя голову зверя, торчащую из густого малинника. К счастью, зверь погиб в засаде, не дождавшись человека.

Любителям острых ощущений надо твердо усвоить, что раненого зверя одному преследовать не рекомендуется. Лучшим помощником в этом деле является собака, хотя бы чуть-чуть знакомая со зверем. Она даст знать своему хозяину, где его противник, и отвлечет на себя его внимание. Главное в этой охоте — стрелять по хорошо видимой цели из ружья с большой останавливающей силой, то есть это должно быть либо нарезное оружие с очень большой начальной скоростью пули, либо гладкоствольное, у которого начальная скорость всегда небольшая, но пуля весит во много раз больше, чем в патроне нарезного оружия. С увеличением веса пули растет и убойная сила, а потому надо бить медведя не из двадцатки и даже не из шестнадцатого калибра, а как минимум из двенадцатого, а еще лучше из «парадокса» десятого или двенадцатого калибра, который бьет точнее и пуля в котором весит до 47 г.

Медведь — довольно выносливый зверь, даже будучи раненый. Зачастую с пробитыми легкими, с разорванным пулей сердцем он может пробежать 100-150 м и по пути отправить на тот свет одного-двух охотников. Раненый медведь, как правило, бросается в то место, откуда был произведен выстрел, при этом 15-20 м он преодолевает за четыре-пять прыжков. Времени на то, чтобы перезарядить одностволку, не остается. Да и от страха из двустволки трудно выстрелить точно. Остановить медведя можно, только попав ему в шею или позвоночник. Был такой случай, что охотник поседел только оттого, что на него в течение часа смотрел медведь, хотя и не мог причинить ему никакого вреда. По свойственной некоторым людям беспечности этот охотник пошел на лабаз с двумя пулевыми и одним дробовым зарядом. Медведь вышел рано, еще при солнечном свете, и охотник с 10 м выстрелил в него. Одна пуля попала в позвоночник, уйти зверь не мог, но, увидев стрелявшего охотника, пополз к дереву, на котором тот сидел. Под самым деревом охотник выстрелил в него дробью, но не попал. И вот в течение часа раненый медведь пытался забраться на дерево, приподнимаясь и цепляясь передними лапами (задние у него не работали) за ствол. Охотник понял, что медведь к нему не заберется, но с перепугу кричал в течение часа, пока сосед не освободил его.

Охота на медведя — это, действительно, самая опасная охота. Согласно неофициальной статистике, из десяти медведей, в которых стреляют, девять убегают или уползают в лес. А затем начинается самое страшное — преследование раненого зверя. Как-то раз был такой случай. Один из братьев П., сидевших в засаде, стрелял в медведя, ранил, но тот ушел в лес. Преследование отложили до утра. Утром в деревне искали собак, работающих по медведю, и, наконец, уговорили местного киномеханика пойти со своим псом. Тот даже не взял с собой ружья. Вскоре пес почуял и стал облаивать медведя. Однако братья от испуга не могли сдвинуться с места. Тогда киномеханик взял у одного из них ружье и побежал к собаке. Увидев медведя, выстрелил. Тот в два прыжка настиг охотника, выбил из рук ружье и стал его терзать, а собака рвала медведя сзади. Оставив человека, медведь бросился на собаку и одним ударом лапы оторвал ей нижнюю челюсть. В этот момент киномеханик схватил ружье и, выстрелив в упор, свалил медведя. А на поляне два брата ничем не могли ему помочь от одолевшего их страха. Киномеханика отправили в больницу.

Запомните, что к медведю, пусть и раненому, не следует подходить и с ножом. Был такой случай: два приятеля сидели на одном лабазе. После их выстрела медведь упал и затих. Один охотник спустился и пошел к нему с ножом спустить кровь. Вдруг медведь вскочил и бросился на охотника, а тот побежал к лабазу, полез наверх. Лабаз опирался на ствол березы и две подпорки. Медведь сломал обе подпорки, и охотники попали к нему в лапы. Он задрал обоих насмерть и сам тут же издох. Поэтому подходить к лежащему зверю надо не с ножом, а с ружьем наготове и, если уши у зверя прижаты, надо выстрелить в шею около уха.

Некоторые охотники остаются ночевать на дереве. Если лабаз сделан кое-как, надо хотя бы привязаться веревкой к дереву, чтобы ночью «не наломать дров».

Некоторые охотники спят на дереве в гамаке. Это тоже неплохо, но лучше всего сделать удобный и прочный лабаз. Физическая нагрузка при этом способе охоты на крупного зверя, конечно, небольшая. Главную роль играет выдержка. Можно неделю, а то и две просидеть на лабазе и так не увидеть зверя, хотя он бродит вокруг и посещает, как нарочно, соседние поля. Все чувства на такой охоте обострены до предела.

Охотник слышит малейший шорох в лесу, день ото дня зрение у него как будто обостряется, но тут все решает выдержка: увидел, что кто-то копается в овсе, не стреляй, пока не убедишься, что это медведь, и пока не будешь совершенно уверен, что можно стрелять наверняка.

Комментировать

Вам необходимо войти, чтобы оставлять комментарии.

http://sdobychej.ru/ Tic/PR